Юмористическая проза

Почти как у Руслана и Людмилы №43

Добавлено: 22 июля 2018; Автор произведения:Арон Аронович 1001 просмотр



 
глава №  43
 
 
Зима, застужено вокруг.  Льдом всё кругом затрещало.  Мороз всё больше  замораживает на окраинах, в болотах, в лесах, озёрах. И даже норки, честных – бурундуков, застудила  зима морозом.   В тех « поселеньях» где живут и люди.     От холода такого,  даже тараканы, прячутся в шкафах, молью обматываясь.
Декабрь «кинтанулся» в зиму всю! Такой стужи, давно тут не видали.
   На улицах, один лишь « срако – дром». Больницы переполнены, — все «в травмах».
                             В доме у матери Акбая,  всё слажено, « пучком», тепло.  Готовились все к встречи НОВОГО ГОДа!  — «А»
 У большой ёлки, за столом Акбай мамаша и Людмила.
                                        Ёлку Владимир передал, а сам уехал в град-   столицу, с женою, — по делам и отдохнуть.
   Акбай уже понемногу стал привыкать ходить, садится на «гальюн».  И на ночь его не вязали спец ремнями.
           От таблеток и уколов, он как овощ стал  — Что было? Он не вспоминает. А лишь смеется, а потом всё забывает. А у Людмилы по немного, косы стали отрастать. Платок та не снимает.
— Нельзя пока «дитятко»  так пугать! Так наказала мать Акбая.
— Ну и вот. Произнесла Акбая  мать Людмиле, — Эти игрушки – зайчики, сейчас повесим на ёлку, и мы готовы к празднику встречать.
— Давайте я помогу вам?   Обратился к ней Акбай, улыбаясь и играясь котлетами. Что из кастрюли взял, и на тарелку положил. Одна котлета на другой « как муж, любит, жену » — Жи, — пьыХ! Проговорил ещё
Акбай,  и на Людмилу посмотрел, — Вы как мартышка женщина, на пальме. Вымолвил Людмиле, что на стремянке, игрушки на ёлку, развешивала, — Хотите, я стану наместо этой пальмы?  Засмеялся могучий Акбай, — Меня вы украсите? Взял и стал просматривать котлету на свет, что держал, — Всего едой!
— Сыночек сеешь лучше эту котлетку. Судила мать,  в слух, — Да! Со сковородкой я конечно переборщила?
— Это тоже можно повесить. Подошел Акбай к стремянки. Где тужилась одеть на ель зайчиков Людмила. Протянув Людмиле котлету.
Людмила переглянулась на мать
  — Сыночек ты её сеешь. Мягко сыну  мать, предложила « напутствовать» .
Я лучше эту игрушку попробую. Сорвал Акбай с ёлки красную сосульку, что на против Людмилы весела. Ель чуть не  рухнула, от громадного Акбая, — Я котлетку, за место неё повешу.
— Сядь за стол!  Канителясь « наказала сыне мать».
— Да, правда, сядьте за стол. «Шелушась» со стремянки предложила  Людмила, богатырю.
Акбай заплакал, — Мама, где моя мартышка, на пальме?
— Я не мартышка! Возмутилась Людмила, пряча стремянку в шкаф, — А это, не пальма! Пальцем, указав на новогоднюю ёлку, — Понятно?!
— А где же пальма?  Топчет ножками, и есть котлетку богатырь.
Мать смотрела и думала, — Да! Со сковородкой, это  нужно было по мягче?
Акбай смотрел на мать и плакал, слёзы стекали по щекам, и вслух произносил, — Нумерация вагонов с головы поезда, нумерация вагонов с хвоста поезда, поезд прибывает на первую платформу, переход через туннель, нумерация платформы с хвоста поезда.
Людмила, стояла рядышком, как « вкопали». За все, что время здесь живёт. Не слышала она, чтоб много так разговаривал « мамашин» сына
— Нужно было вообще табуреткой  не бить?! Видя «сыну», корила в мыслях  себя мать.
               
                                                             Вьюга за окном всё больше навивала с неба снегом. Дробился снег, и собирала снова в большие хлопья.
 Зимний « богатырь» всё, узорами морозил  окна домов. В красочный зимний  небесный рисунок. На быстрых речках, сковывал всё своим могущим льдом.
   В ночь, что в декабре,  на январь. Руслан уже начел  вставать. В гипсе на рёбрах, три шрама на челюсти, и в трёх местах поломана рука его. Под гипсом сломанные у него, три ребра.  
                        Двух санитаров – богатырей, и приёмного врача. Выписали с палаты, куда Руслан был переведен. После того? Как дописал ему Варлам, в историю болезни.   И трёх соседей по палате; два санитара, один врач, давно списали с городка; «за не соответствие». И отправили долечиваться всех троих домой.
                                    Смотрел Руслан в окно, — Там так темно, и кругом стужа, — Какая жизнь у нас?  Думал Руслан. Всем жить как все, расти, учится, потом множится? А после всё копить, копить. Чтоб кто-то нам подал воды?
Чтоб в старости, больному век дожить? Коль деньги есть? А нет? Убей, иль укради.
Руслан оглядел палату, пустая кровать,  рядом. Только принесли из приёмного, проколотых снотворным.  Спали Ратмир и Варлам.   Не явившись ещё в сознание, от своих таблеток – ракеток, и реакции снотворного. Стонал Ратмир во сне, болела у него рука, нога под гипсом всё чесалась.
                         Руслан обвернулся, продолжал смотреть в окно, — Кто прошлым живёт, кто будущем? Мне нужно жить настоящим! Выбраться нужно с этого  «притона». Ещё раз посмотрел в сторону дремлющего Варлама и Ратмира.
                  Руслан тут сразу вспомнил про Людмилу.
А у меня была невеста? Скорей всего теперь другому отдана? Вспомнил Руслан отца Людмилиного, — Пускай! Выговорил в слух Руслан, — Лучше я буду жить сам!
За окном, « морозила» снежинками зима. Успокоился ветер, не вьюжил.
« Снежинки плавно бледнели, садясь на землю, скапливаясь в сугробы, озаривши серебром вокруг»
 
 
 
 
http://www.stihi.ru/2018/07/07/2965


© Copyright: Арон Аронович, 22 июля 2018

Регистрационный номер № 000266013

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий