Юмористическая проза

Семён Семёныч меняет профессию (Ужасная музыкальная сказка). Глава 15

Добавлено: 14 февраля 2019; Автор произведения:Виктор Остапенко 697 просмотров


Глава 14 http://litsait.ru/proza/yumoristicheskaja-proza/semyon-semyonych-menjaet-professiyu-uzhasnaja-muzykalnaja-skazka-glava-14.html

          Сем-Сем предполагал, попав в относительно привычную для себя обстановку санузла, выработать план возможного спасения. Нужно же было хоть на что-то опереться. Сеня не знал, что там увидит, но надежда покидает корабль последней. Даже после капитана и крыс. Но Сениному плану было не суждено осуществиться. Даже ещё до того, как Сеня его успел разработать. Но обо всё по порядку. Не будем заскакивать вперёд. И вам не советуем. Дурная это привычка. Чреватая вывихами и другими видами травматизма.

          За ширмой располагалась ниша. В нише располагался раздельный санузел. В раздельном санузле располагался унитаз. Который выглядел также подозрительно, как и всё остальное сквозь призму паранойи. Вроде унитаз как унитаз. Вполне себе типичный для среднестатистической квартиры вне зависимости от её расположения и предназначения. Но вот что-то было с ним не так. И это ещё больше настораживало. Возможно, причина крылась в возможной течи. 

          Только Сем-Сему было уже не до течи, не до унитаза и даже не до плана спасения. В санузле наряду с унитазом располагались ещё и 2 зеркала напротив друг друга. И в этих зеркалах под усиленную обертонами Лунную сонату, до этого притихшую под гнётом множества навалившихся кучей впечатлений, Сем-Сем увидел Сал Салыча. Капитана дальнего плавания с испано-татарскими корнями. Из-за плеча которого выглядывал и издевательски махал прощальным жестом ручкой Сан Саныч. Рожа Сал Салыча, хотя и сохранила отзвуки прежнего благородства предков, всё же была не менее мерзкой, чем у управдома. «И где их только таких берут?!» — мелькнула у Сени затухающая мысль, прежде чем он собрался потерять сознание. 

          Но Семён не потерял сознание. Ведь он взялся играть роль джентльмена. А для джентльмена нет ничего более не присущего ему, чем потерять сознание при даме. Это даже хуже, чем потерять честь смолоду. А вот насчёт впасть в столбняк в кодексе джентльмена ничего не сказано. Потому Сем-Сем воспользовался этим пробелом в воспитании джентльменов и благополучно на время остолбенел. 

          Долго наслаждаться привилегией джентльменов ему не удалось. Вызванная Нострадамой в санузел на помощь собачка уже привычным движением мощных челюстей цапнула Сеню за филейку и как будто улыбнулась. Сеня очнулся. Путём ощупывания произвёл сканирование организма на случай вырезания почки и других важных органов. Все органы оказались на своих местах. Чем немало удивили Сем-Сема. Похоже, что заговор провалился. Вот только из-за чего и куда?

          Рядом с очнувшимся Сеней с восхищением смотрела на него Нострадама. За столь короткое время дважды впавший в состояние столбняка Сем-Сем ещё больше вырос в её глазах. По всем признакам было весьма похоже, что попавший в её жилище сантехник был из столбовых дворян. Два раза уже было серьёзной заявкой. Третий раз бы окончательно Марьванну убедил. Она сделала в своей голове зарубку при удобном случае довести проверку до конца. Ведь чем чёрт не шутит. А вдруг это суженый дворянин, ряженый в сантехника. Тем более, что сантехническая специальность в хозяйстве штука полезная. Даже столбовой дворянке. И вёл себя сантехник как-то подозрительно по-джентельменски. Эх, дамские мечты-мечты…

          Не слишком ли мы дамскими мечтами увлеклись? Ведь сказка-то не про мечты, и даже не про Марьванну, как она не была бы хороша, куда не ткни. Сказка про профессии и зеркала. Вот Сеня и стоял между зеркалами и ворочал головой по сторонам как заведённый, пытаясь поймать Сал Салыча на рассинхронизации. Но Сал Салыч был предельно чёток и не поддавался на провокации. У Сени было жгучее желание заговорить с сонмом своих непохожих на него зеркальных двойников. Останавливало Сем-Сема лишь то, что заговорив с глюком, он окончательно признает своё сумасшествие. Поэтому Сеня решил отложить разговоры с зеркалами до лучших времён и вернуться к теории заговора. 

          Поскольку потенциальная опасность продолжала существовать, её нельзя было сбрасывать со счетов. Хотя острота её несколько снизилась. Почему заговорщики не воспользовались временным остолбенением Сем-Семом и не расчленили его втихаря под сурдинку? Могли бы на анестезии сэкономить. Что-то в этой теории не сходилось. «А вдруг не было никакого заговора?» — подумал и в ужасе сразу попытался прогнать эту невероятную мысль Сем-Сем. На всякий случай Сеня решил провести проверку боем теории на прочность, сделав фальшивую, но не очень настойчивую и уверенную, попытку уйти:
          -Что-то я вдруг ощутил в себе временную нетрудоспособность. Давайте перенесём осмотр Вашей течи, например, на завтра на то же время. 
          -Предлагала же я Вам начинать не с течи, а с накормить, напоить и т.д. Я ведь знала коварство течи, и что для неё нужно много сил. Не послушались, и вот закономерный итог, — раздосадовалась огорчённая Марьванна. — Ну, что ж тут поделаешь. Может, всё же вернёмся к моему пристойному предложению. У меня холодильник ломится от деликатесов. Знакомый капитан из загранплавания по старому знакомству привёз.

          «И здесь зацепка! Капитан. Может, ещё и управдом ей что-нибудь по старому знакомству привёз. Или по новому соседству. Всё же дело тут нечисто. Без Покрытокрылыча тут явно не обошлось. Вот только за почку тревожно. Но была, не была. Только вида не показывать». И Сеня продолжил всем своим видом выражать непонимание и незаинтересованность в деликатесах:
          -Пожалуй, я всё же откажусь. Опасаюсь за свою нетрудоспособность. В другой раз деликатесы вместе с унитазом.
          -Ничем Вас не прошибить! – начала злиться Нострадама.
          -Не надо меня пришибать! – испугался, что слишком переборщил, Сем-Сем.
          -Тогда давайте я Вам хотя бы погадаю. Это никак не повредит Вашей нетрудоспособности. Тем более, что практикую я весьма оригинальный способ гадания, — попыталась зайти с другой стороны и успокоить Сем-Сема Нострадама.

          Опасаясь вызвать необратимые последствия, надеясь выведать что-то новое про свою болезнь и судьбу, не желая выглядеть неотёсанным мужланом, Сем-Сем почти согласился:
          -А сколько будет гадание стоить?
          -Пусть гадание будет скромным авансом за унитаз. Потом сочтёмся, — игриво-уверенно поставила точку Нострадама.

Глава 16 http://litsait.ru/proza/yumoristicheskaja-proza/semyon-semyonych-menjaet-professiyu-uzhasnaja-muzykalnaja-skazka-glava-16.html


© Copyright: Виктор Остапенко, 14 февраля 2019

Регистрационный номер № 000273229

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий