Юмористическая проза

Сказка ни о чем.

Добавлено: 11 января 2019; Автор произведения:Андрей Орленко 739 просмотров


 
                                В летнем маленьком лису,  благодать с утра.  По листве тихонько шелестит  ветерок. И соловей. Он песнь свою поет для всех. Ку-ку, кует кукушка здесь. Ку-ку еще ку-ку.  Прядет узор уж с ночи паучок в ветвях. Дробь дятла  где-то вдалеке слышна.  Такая благодать с утра такая тишина во всем лесу. В деревьях ветер шепчет и как родничок журчит. Даря умиротворенья и покоя царство здесь.  Проснувшись утром, солнце теплом и светом окутало весь лес.  Но что-то хрустнуло во всей теши.  Покой весь кто-то распугал.
Какой-то заяц забияка, ворвавшись ветром с поля, ежа схватил.
 Еж – Караул! Не нужно драки! А заяц в глаз ежу.  Бедняга – еж от неожиданности в клубок скрутиться позабыл. Удар, еще удар и еж упал.
А что же заяц? Кричит, хохочет – Позор медведю! лисиц  на мясо! волков на мех и мясо!
Идет, шумит на целый лес. Бежит зверье по лесу «тихому», как прежде от криков забияки.  Мышка серая, лесная под березу в норку прыг. А еж в забытье лежит.
 Позор медведю! Беснуется все заяц. 
На встречу зайцу забияке идет кабан  по лесу. Как видит, заяц – Позор медведю! И невдомек ему, ему секачу, что нужно ноги быстрее уносить. А ошалевший заяц уже успел укусить своим  грызлом до крови кабана, порвал зубами заячьими все мышцы, жилы ниже пупа. Торжественно провозгласив  – Позор медведю!
 Бежит кабан, вопя от боли. А заяц, лапками махая вслед -  Позор уж кабану! Товарищи звери, лавина надвигается. Митингует заяц – забияка.  Первые признаки революции, в лесу! Когда волки с кабанами не могут править по-новому, а звери жить как прежде!
Заяц забияка, нарушая весь покой – Звери! За мной, за мной, идем и всех волков порвем, на китайский крест,  японские суши и кабану перепадет!
Позор медведю! Порвем лесные мы оковы,  и буду я правителем в лесу. И будут все в восторге от меня и моего уклада! В «эдеме» том,  где правлю я, полно еды для нас.  Волки боятся всех и кабаны десятою дорогой оббегают рай! И в тюрьмы всех посадим их! А я …, а я…, запнулся заяц. Со мной объединяйтесь звери, со мной не пропадешь! Кричите скопом всем лесным – Позор медведю!
Тут мышка серая тихоня из норки носик высунула и, запищав  от перепугу – Позор медведю! От криков еж, в недоуменье с земли сорвался.  Кричит, за зайцем в сед – Позор медведю! И соловей кричит – Друзья, мы братья все и к демократии пойдем.  А в голове уж мысль о прибыли мелькнула. Довольно крови нашей пить! Позор медведю!
 Паучок — лесовичок тихо, молча сеточку плетет.  Может,  кто-то попадется на крючок?
Змей серый, гадюкой которого зовут. Сквозь зубы тихо зашипел – Было бы, что пить? В достатке, в лесу нашем жить. Да нечем закусить. Все равно мы бурячиху пили, пьем и будим пить.
Кричит, вопит весь лес. Гогочут птицы, мешая спать сове. Она с ночной сегодня смены. Не может выспаться ни как, в округе шум и гам.
Какой медведь у нас в лесу? Какой позор, к чему? Еще кричи ушастый, что лев, звериный царь в лесу тут объявился. Сума сошли в округе все? Медведь не птица, что бы из-за границы, сюда на крыльях, к нам смог он прилететь. Хотела я на это поглядеть. Проворчала не довольная сова и дальше спать в свое дупло ушла.
А заяц, призывая всех, на поляне, на пень вскочил, у векового дуба. – К бою друзья! Сегодня к нам, в наш лес, на крыльях прилетел медведь и лев, звериный царь злодей. Кричит и головою в дуб стучится. Они  давно не прочь тут нами закусить!
 Друзья, я сам все видел! С набитыми щеками, в поддержку зайца чавкнул хомячок.
Давно охотятся на нас?  С оглядкой произнес косой, указывая  лопатою на куст за сосной.
Пойдем, изловим всех до одного!
Позор медведю! Ужасно пропищала  мышка серая норушка.
Тут жаба лесная «любительница» французской кухни проснулась и как масло в огонь свое ква- ква, плеснула.
 Разорвем всех на ква… кла… клочки!
Там заграницей жизнь тяжка, слыхала от сороки я! По этому медведи, львы спешат сюда!
А заяц на весь лес орет и лапками по старому пню бьет.
Эй, все в лесу! Позор медведю и льву позор! Рак не рыба, лев не царь! Теперь всем будет благодать! Теперь в лесу за льва и за медведя я одновременно! Поддержка ваша мне нужна,
чтобы такая благодать вечною была! И понимание в лесу цвело, всей  конфигурации толерантности в плюрализме мнений!
Много зверья разного сбежалось к старому дубу на крики про медведя, плюрализме и  конфигурации. Особый интерес вызвала «толерантность». И всем любопытно стало увидать медведя в «тихом», не большом лесу.  А как про льва и конфигурацию речь завелась, то плюрализма стало мало! И даже сто улиток пластунским ходом, от старого болота, через глубокую канаву приползло.
Как и заграницы?! Много ссохлись, много стёрлись, а кто и обезумил вовсе!   
 Подгоняемые любопытством, сбежались на шум и гам, с соседнего селенья: «козел – коза», «бык – импотент», петух – хозяин скудного гарема. Хохот, крики в лесу стоит.
Давно в кустах лисица зайца поджидала. Но зверья не мало вокруг косого собралось, по делу революции. А, что это не видно волка? Не уж то струсил серый?
Да нет, он встретил кабана. Секач в слезах от боли и обиды о зайце ошалевшем повествовал:
Какой то глупый заяц, как черт из табакерки, неведомо от — куда и цап меня промежду задними ногами, как лезвиями острыми зубами. И, как теперь я корешки в лесу добуду?  И, что, и  как потом идти к жене – свинье?
Так он мог напрочь откусить! Сочувствовал волк кабану и предложил пойти к врачу, что б, что-то уколоть от сумасшествия  и заячьего бешенства.
 Кабан все сокрушался: И угораздило меня. Еще не много вправо и все, я не кабан навек!
Внимательно волк слушал и думал про себя: А если б  это я  попался  зайцу?
Досталось бы косому по заслуге и зубам!
А знаешь брат.  Ответил волк.  И вправду  зверье лесное озверело вовсе. За  солнце, за воду, за воздух, за все плати.  К тому же  кризис мировой.
Да кризис. Тяжелая пора во всем лесу настала.  Добавил ковыляющий кабан.
Но все равно потом я заячью заразу изловлю и кризис показу. И так я накажу, что бы знали все, во всей лесной округе правду нашу хищную.      
Идет кабан хромает, боль резкая расходится обеими ногами. А волк поддерживает брата по хищной крови своей. Высоко солнце поднялось, летним днем.  Вокруг птицы поют, бабочки порхают. А в лесу? Уже начались дебаты.  И звери стали выбирать коалицию и раду.
Лисица вылезла с кустов, объединилась с зайцем и стала демократом.
Жаба вызвалась в поддержку лисички, аппозиционной демократки. Лисичка хвостиком кивнула ей и командировала скользкую в Париж. В командировку охотно жаба собралась.
И полетела в Париж чартерным рейсом с двумя цаплями. Язык овладевать чужой.  И как теперь живут французские  жабы и звери разные, что в депутатах ходят от демократичных?
С волками жить по волчье выть! Кукушка прокричала и в референдум, как «рупор правды» подалась.
Бе – бе. «Козел – коза» отозвался. Его хозяева на конском рынке купили, как козу. Доили долго.   И в свете всех событий этих,  решил сбежать он в депутаты.
И кукарекнул петух,  крылья в гору заломив:
Можно по одному санкционировано, можно скопом всех, припомнивши, курятник свой добавил:
Клюв за клюв! Яйцо за яйцо!
Лисичка глянула на голосистого уполномоченного, украдкой облизнулась. На вкус, как надо лапки у него, уж кушать хочется давно. Но мило улыбнулась петушку. И лапки в гору подняла.
Петух! он мировой мужик!
Все гуси тоже присоединились и слово взяли:
Все на дебаты! По-своему прогоготали гуси, они из-за границы пролетали. На заработках  побывали, вообще то им на все начхать.  Но хочется, так полномочий, хотя бы в  депутатские помощники попасть.  
Тут еж остаточно «подружился» с головой себя провозгласил:
Я буду первым во всем лесу! Я буду аппозиция!
А уж с гадюкою на пару:
Было бы, что пить!
Чем бы было закусить!
И парой зайца поддержали.  А заяц выбрал их в охрану, от аппозиций защищать.
«Бык – импотент», не понимая сути  дела, зачем мам зверям это нужно, подался в массу информации, для осветления работы депутатской.
Ушло из леса лихо. Окончилось собрание.  Пока с полей не прискакал в лес одурелый конь.
Разъяренный, бездомный конь – маньяк, насильник.  В минуту эту по лесной влачась дорожке, хромой  кабан и волк, беседу тихую вели. Вдруг конь заржал.  Бежали от того насильника коня. Волк  слышал ужас про коня, насилует до смерти конь и первый наутек.
Кабан хромает и бежит, а в заде конь кричит:
Насиловать! Насиловать! Ужасно! А, что поделаешь, что хищник, нужно догонять и кабана не пропустить.
Радиация? Мутация? Мелькнула мысль у кабана.
Две женщины по полю шли, что к лесу прилегало, как перед ними вдруг пронесся волк, за ним кабан,  вдогонку с криками,  галопом конь:
Насиловать! Насиловать! Ужасно!
Перекрестившись, селянки изумились.
Привидится ж такое, в округе нашей?
И снова ругань, крик во всем лесу, и звери снова митингуют, и разом крылья, лапы подымают. До хрипоты пищала мышка, сову в полит.  раду выдвигая:
Седая вся сова! Она умна! Она мудра!
Не мало было, тут зверья и каждый депутатом стать пытался, к лесной кормушке каждый пробивался и родичей пропихать пытался.
Любой ценой, я в раду, в депутаты я! Орал отважный хомячок.
И паучок – лесовичок, туда же в депутаты. В палаты,  где счета, в комиссию для точного подсчета:
Кто в паутину не попался? А может, попадет еще? Сколько звери гадят? Сколько мух на смрад летят? Сколько умерло мурашек? Сколько может умереть? Натуральною ли смертью?
А может грипп, инфекция? Дотации мне нужно на эпидемию отдать!
Кричат в лесу все звери том, орут и митингуют. На шум, с соседнего селенья пришли собака и осел. Пес слямзил «не заметно» шницель в дома. Хозяйского остерегаясь гнева, он в поле  месяц ночевал. Ишак к труду в деревне хладным был и от рождения считал – нельзя же жизнь в работу превращать!
В поддержку митинга пес радо завизжал и на ворон залаял:
Ну, что каркуши клюв раскрыли? У нас регламент, альтернатива есть! Кукушку в депутаты выберем! Пес лает и хвостиком лисе виляет.
Ее три места в полит.  раде и третью фракцию нашла, и заместитель, и секретарь она, она в и заячьей палате!
Она и в лисьей раде! Кричит, обижено хомяк.
Законы тут всегда одни! Как при волках! Сметаю слабых, сильнейший тут у власти!
Выглянув из панциря, столетняя сказала черепаха.
Охрана: уж с гадюкой зато, что критикует зайца, решила черепаху наказать, но с панциря зубами старушку не достать.
Козел, услышав черепаху, ответил о своем:
Плакала береза, заливалась елка.
Подрались за вишню перец и морковка.
Матерился тополь, пела песню слива.
Вот какую травку я с капустой кушал спозаранку!  Встряхнул рогами и дальше продолжал:
Я был козлом и им останусь!
И мне начхать кто в огороде главный,
мне это не пережевать.
Я верю в честность зайца и лисицы,
и в не подкупность гадюки и ужа,
и в щедрость хомяка укравшего капусту у меня!
Я верю в доброту волков и кабанов,
когда они являются в деревню. Испугано козел взглянул по сторонам.
В пустые ведра, черных кошек и инопланетян….
Ну ладно забеседовался тут я с вами пора мне в депутаты!
Так  нужно нам закон принять! Воскликнул заяц.
Капусту сразу мне отдать!
А всем козлам по должности раздать и в депутаты их загнать! Да только вот козлов хватает, а должностей то маловато?
Козел  возвысился рогами, так быстро, его и в депутаты.
Нужно где-то  грипп заграницей раздобыть. Улыбнувшись, подумала лисичка.
И этого козла козлиным гриппом заразить.
Отдать нам нужно все добро, то, что каждый в нору тянет! Так нужно! Промолвила лисичка. 
А я  и заяц, мы как чиновники все в бюджет положим!
Не мало ли?
А мы поможем кому мало! Лисичка петуху моргнула. 
Его мне мало одного. В головке рыжей промелькнуло.    
Два воробья в кустах сцепились, и клювиком, и лапками один другого рвал.      
Что с вами? Кот лесной вступился.
Мы легатив не поделили, черик! Один.
Мой, брат, мой кум и брат жены, черик! Другой.
Не первый он, черик!
Нет, первый я, черик! И снова в драку.  И шум, игам, и перья по сторонам.
Но митинг нужно продолжать, кого-то нужно избирать.
Их нужно выпить пригласить, и ними же, как котлеткой закусить. Пусть говорят, что покарал чиновник гласность малосильную. Подумал кот.
Ну, кто из пня изречь желает? Провозгласил косой.
Забрел охотник – браконьер в лес небольшой, в тот день и час, когда зверье дебаты учинило.
Тут радиация? Звериный грипп? С ума сошли? подумал он.
Зверья полно, чего желать! Птицы, зайцы и козлы, и все орут, и все галдят!
Два воробья столкнулись не на жизнь, а кот старается разнять.
Безумные зоопарк! Сначала хилых поедят, потом из леса ринутся  в село. А дальше, что? Скорей бежать все нужно людям рассказать!
В лесу и шум, и гам, и крик стоял.
Тише звери, тише, ведь все же депутаты мы, ведь в сеже рада! Орал, как резаный козел.
Мы все, и обо всем договоримся.  Мурлыкал кот и думал о желудке.
Курятник предлагаю я, что б петушок с деревни в лес перетянул!
И петуха на пост директора я выдвигаю!
 Петух он мировой мужик, он деловой!
 Визжит голодная лиса. Курятина не хуже, уж если к  зайцу не добраться.
 Еще поправочку имею!
Себя я надзирателем над директором и курами торжественно провозглашаю!
Уж я то знаю в курах толк!
Облизнулась и зайцу подморгнула. 
А заяц время не терял,  все предложенья и поправки, и в протокол он сразу прописал, и утвердил лесной закон.
Я думаю, что ясно всем! Закон мы примем все, единогласно! С восторгом заяц прокричал.
И за, все звери проголосовали, потому, что ни сном, ни духом о законах, ни чего, ни знали.
Паук закон про мошкару, мух и возмещения убытка, для поврежденной паутины, протянул.  
Мышь закон о сырном рае и вменить в обязанность козлу кобыл, из деревни приводить. Поправка, коз, для полного достатка сыра во всем лесу.
Бобер закон о дамбе и запруженных прудах, для рыбно – икорного достатка. 
Зверью работа, мне потеха.  Касторовым маслом буду икру поливать, перед тем, как вам ее продать. С ухмылкой на мордашке мечтал бобер.
 Мудрил козел закон о лакомом кусочке леса, для поедания «капусты»
А мне?! А мне?! Не сдерживая заячьего пыла,  выскочка орал.
Ну ладно, согласен на «вечнозеленую» поляну! Козел «спокойно» отвечал.
А, что за это ты мне дал! Прижавши уши от наглости козлиной, заяц прокричал. 
А нам, что нам, в родном лесу?! Ну, сколько можно заграницу, крылья гнуть! Гогочут гуси.
Эмиграция, как импотенция, а мы ведь тут из яиц лупились!
Не уж то заграницей плохо кормят? А вид упитанный такой! Не то, что мы, одна лишь шкура! Отозвался бык.
Пардон! Лисичка слово взяла, и гусям совет дала:  
А вы птенцов своих  ведите, поближе к лисичьей  норе.  Живет там лис, и добрый, и пушистый. Он старый, но все же сможет всех их … «научить», как в сложном мире жить.
Охранник, гад ползучий, шипит на белок:  шкурки золотые давно я вас приметил, но не могу достать пока!
От пьянки очумел, алкаш! И хомяков от белок не разбираешь! Оскорблено возразил хомяк.  
Всего в природе может быть, но как по мне, то всех вас нужно изловить! Не унимался змей.
Уж то же время не теряет и жабу доедает.
И стали страсти накаляться. Хоть как то обстановку разрядить, заяц закон о капусте решил издать. Кому капусту кушать, кому растить и продавать, и как бюджет с продаж пополнять.
И пробудившись вновь, сова слово по регламенту взяла.
За всем внимательно слежу и вот, что уважаемые звери вам скажу:
Сидим по уши мы в дерьме давно! Пора нам братцы выбираться! Капусту зайцу  нужно всю отдать, так как для меня в ней проку мало! И неотложно закон внедрять!
А мы?! Как жили, так будем жить до гробовой доски?!    
Капусту – зайцу? Птенцов – лисе?  Воры у власти! Петух все надрывался. 
Auf widersehen! Auf widersehen! Кричали гуси – батраки.
Да вам, плевать на Родину лесную! Оппонировал заяц.
Сегодня зайца в управленье? А завтра в норки нам бетон зальют! Орал испуганно хомяк.
Бл – Бя! Бл – Бю! Жевал козел « зеленый хмель» траву.
Да! Да! Тут каждый за себя и всем на все плевать! Залаял пес.
И вновь в лесу и шум, и гам.
И снова беззаконье! Обиженно еж завопил.
Злодеи и воры всегда в лесу жили! Отозвался бык.
Жили прекрасно, и будут жить! Осмелился хорек.
Боялись прежде волка все в лесу!
Но зайца! Смешно друзья, смешно! Постукивал по дубу дятел.
Позор! Позор! Гнать в шею воров и самозванцев! Кричат вороны.
Гнать! Гнать! Может, перестанут жрать! Щебечут воробьи.
Спектакль, тут под названием «анархия», а заяц в нем звезда, и шкурки со зрителей лисица за билеты снимет! Ангажировал кот, искоса поглядывая на воробушка.
И снова гам, шумел весь лес.
Петух, он птица боевая: Заткнулись все! Директор Я! А кто ж, еще!
Никто не слушает его.
На пень – трибуну крот взобрался, и речь сказал, сквозь свист и гам:
Хотел бы я, Америку увидеть, и солнце я в жизни не видел! Да будет свет в лесу! 
А паучок – лесовичок, плетет тихонько паутину: Прекрасный  лес! Порвут друг дружку звери, на смрад слетятся мухи, и будет чем мне поживиться. 
 
 (НВ и АЯ)


© Copyright: Андрей Орленко, 11 января 2019

Регистрационный номер № 000271932

Поделиться с друзьями:

Предыдущее произведение в разделе:
Следующее произведение в разделе:
Рейтинг: 0 Голосов: 0
Комментарии (0)
Добавить комментарий

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий