Стена пользователя
Сергей Афанасьев, 19 августа 2014:
Ищу издателя по перспективным направлениям, или литературного агента за рубежом:

Первая заявка, это глубоко психологичный, но вместе с тем легко читающийся триллер - "Антропофагия как способ".
Главное действующее лицо Девушка - каннибал.
Роман имеет короткие главы, наполненные интригующим сюжетом, хорошей музыкой, дорогими вещами и вкусными рецептами.

В своей второй заявке, хотелось бы кратко анонсировать серию рассказов, за которые, многие читатели прозвали автора - «Новым Гоголем»…

Гоголя там нет! Просто некоторые ошибочно принимают классических персонажей – чертей (в основном) и ангелов, живущих в своем мире как обычные люди, за образцово показательных мастеров своего дела.

Мистические персонажи очеловечены, и ищут ответы на бытовые вопросы.

Рассказы пропитаны грустным юмором, который до конца не оставляет равнодушным читателя.

Сами по себе легкие и короткие очерки из жизни чертей (среднее число знаков – от 2х до 5 тыс.), ангелов и людей могут быть непечатаемыми как отдельные зарисовки, так и подводить друг за другом к более крупным и вдумчивым новеллам, включающим в себя путешествия в другие страны, колорит других религий, традиции и обычаи корнями уходящими к единому началу.

В конце концов, Серия рассказов и новелл – объединяет в себе повесть – фантасмагорию «Безответные» в 12950 слов.

Есть продолжение...

shother@yandex.ru
...В полку завтра все скажут, что у меня запой. А что ж, это, пожалуй, и верно, только это не совсем так. Я теперь счастлив, а вовсе не болен и не страдаю. В обыкновенное время мой ум и моя воля подавлены. Я сливаюсь тогда с голодной, трусливой серединой и бываю пошл, скучен самому себе, благоразумен и рассудителен. Я ненавижу, например, военную службу, но служу. Почему я служу? Да черт его знает почему! Потому что мне с детства твердили и теперь все кругом говорят, что самое главное в жизни - это служить и быть сытым и хорошо одетым. А философия, говорят они, это чепуха, это хорошо тому, кому нечего делать, кому маменька оставила наследство. И вот я делаю вещи, к которым у меня совершенно не лежит душа, исполняю ради животного страха жизни приказания, которые мне кажутся порой жестокими, а порой бессмысленными. Мое существование однообразно, как забор, и серо, как солдатское сукно. Я не смею задуматься, - не говорю о том, чтобы рассуждать вслух, - о любви, о красоте, о моих отношениях к человечеству, о природе, о равенстве и счастии людей, о поэзии, о боге. Они смеются: ха-ха-ха, это все философия!.. Смешно, и дико, и непозволительно думать офицеру армейской пехоты о возвышенных материях. Это философия, черт возьми, следовательно - чепуха, праздная и нелепая болтовня.
- Но это - главное в жизни, - задумчиво произнес Ромашов.
- И вот наступает для меня это время, которое они зовут таким жестоким именем, - продолжал, не слушая его, Назанский. Он все ходил взад и вперед и по временам делал убедительные жесты, обращаясь, впрочем, не к Ромашову, а к двум противоположным углам, до которых по очереди доходил. - Это время моей свободы, Ромашов, свободы духа, воли и ума! Я живу тогда, может быть, странной, но глубокой, чудесной внутренней жизнью. Такой полной жизнью!.. А.И. Куприн
Сергей Афанасьев, 14 апреля 2014:
Аудио версия начала Романа Ирвина Уэлша
Сергей Афанасьев, 2 апреля 2014:
Где же вы - ангелы?
Сергей Афанасьев, 1 апреля 2014:
Литература лечит
Сергей Афанасьев, 28 марта 2014:
Беседы оглавном - блог размышлений для бесед.
Сергей Афанасьев, 27 марта 2014:
20ти минутный фильм о жизни - как она есть, к сожалению поделиться больше не с кем...
http://www.youtube.com/watch?v=ZvOvjSYLSlAТы да я, да мы с тобой
Сергей Афанасьев, 22 марта 2014:
Читая меня, или кого-то другого на просторах интернета - вы убиваете время... не читайте, и не дай вам Бог писАть. Купите или возьмите в библиотеке Франсуа Рабле, Достоевского, Толстого - то что не поняли или не прочитали - интернет - мусор.

Афанасьев Сергей Сергеевич: литературный дневник

(25) Деньги у меня, скажем, быстро кончаются, одиночество — никогда.

(15) Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных. Иначе говоря — беспринципных.

(16) Благородство — это готовность действовать наперекор собственным интересам.

(18) Ясной истине противостоит ложь. Глубокой истине противостоит другая истина, не менее глубокая.

(23) Деньги — это свобода, пространство, капризы... Имея деньги, так легко переносить нищету...

(15) Окружающие любят не честных, а добрых. Не смелых, а чутких. Не принципиальных, а снисходительных. Иначе говоря — беспринципных.

http://dovlatov.newmail.ru/letters/arm_pisma/index2.html

© Copyright: Афанасьев Сергей Сергеевич, 2014.
Список читателей Редактировать

Гений противостоит не толпе. Гений противостоит заурядным художникам. Причём как авторитарного, так и демократического направления. С.Довлатов

В разговоре с женщиной есть один
болезненный момент. Ты приводишь факты,
доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и
здравому смыслу. И неожиданно
обнаруживаешь, что ей противен сам звук
твоего голоса...
("Заповедник") С. Довлатов

Когда мы что-то смутно ощущаем, писать вроде бы рановато. А когда нам все ясно, остается только молчать. Так что нет для литературы подходящего момента. Она всегда некстати.

Можно было отправиться в ресторан с тем же Лимоновым. А еще лучше — одному. В расчете на какое-то сентиментальное происшествие. На какую-то романтическую случайность…


Допустим, захожу. Напротив двери веселится голливудская компания. Завидев меня, полуодетая Джулия Эндрюс восклицает:

— Шапки долой, господа! Перед вами — гений!..


Есть и другой вариант. Иду по улице. Хулиганы избивают старика. Припомнив уроки тренера Гафиатулина, я делаю шаг вперед. Хулиганы в нокдауне. Старик произносит:

— Моя фамилия Гетти. Чем я могу отблагодарить вас? Что вы думаете о парочке нефтяных скважин?..


И так далее. А ведь я, формально рассуждая, интеллектуал. Так почему же мои грезы столь убоги? Чего я жду каждый раз, оказываясь в незнакомом месте?

Я не знал, что именно тогда достиг вершины благополучия. Дальше все
пошло хуже. Несчастная любовь, долги, женитьба... И как завершение всего
этого - лагерная охрана.
Любовные истории нередко оканчиваются тюрьмой. Просто я ошибся дверью.
Попал не в барак, а в казарму...

Я увидел человека, полностью низведенного до животного состояния. Я
увидел, чему он способен радоваться. И мне кажется, я прозрел.
Мир, в который я попал, был ужасен. В этом мире дрались заточенными
рашпилями, ели собак, покрывали лица татуировкой и насиловали коз. В этом
мире убивали за пачку чая.
В этом мире я увидел людей с кошмарным прошлым, отталкивающим настоящим
и трагическим будущим.
Я дружил с человеком, засолившим когда-то в бочке жену и детей.
Мир был ужасен. Но жизнь продолжалась. Более того, здесь сохранялись
обычные жизненные пропорции. Соотношение добра и зла, горя и радости -
оставалось неизменным.
В этой жизни было что угодно. Труд, достоинство, любовь, разврат,
патриотизм, богатство, нищета. В ней были люмпены и мироеды, карьеристы и
прожигатели жизни, соглашатели и бунтари, функционеры и диссиденты.
Но вот содержание этих понятий решительным образом изменилось. Иерархия
ценностей была полностью нарушена. То, что казалось важным, отошло на задний
план. Мелочи заслонили горизонт.
Возникла совершенно новая шкала предпочтительных жизненных благ. По
этой шкале чрезвычайно ценились - еда, тепло, возможность избежать работы.
Обыденное становилось драгоценным. Драгоценное - нереальным.

Довлатов С.

Много пью , тяжело протрезвляюсь , журналист , целую Вас, пишите, не сердитесь.
Мама в ужасе, Лена сказала, что не напишет мне ни одного письма. Долги увеличились, ботинки протекают настолько, что по вечерам я их опрокидываю ниц, чтобы вытекла нефтяная струйка…

У хорошего человека отношения с женщинами всегда складываются трудно. А я человек хороший. Заявляю без тени смущения, потому что гордиться тут нечем. От хорошего человека ждут соответствующего поведения. К нему предъявляют высокие требования. Он тащит на себе ежедневный мучительный груз благородства, ума, прилежания, совести, юмора. А затем его бросают ради какого-нибудь отъявленного подонка. И этому подонку рассказывают, смеясь, о нудных добродетелях хорошего человека.

("Вечерний Таллинн" Октябрь. 1974 г) "ЭСТОНСКИЙ БУКВАРЬ"
У опушки в день ненастный
Повстречали зверя.
Мы ему сказали: "Здравствуй!"
Зверь ответил: "Тере"
И сейчас же ясный луч
Появился из-за туч...

"Вечерний Таллинн" издается на русском языке. И вот мы придумали новую
рубрику - "Эстонский букварь". Для малолетних русских читателей Я готовил
первый выпуск. Написал довольно милые стишки. Штук восемь. Универсальный
журналист, я ими тайно гордился.
Звонит инструктор ЦК Ваня Труль:
- Кто написал эту шовинистическую басню?
- Почему - шовинистическую?
- Значит, ты написал?
- Я. А в чем дело?
- Там фигурирует зверь.
- Ну.
- Это что же получается? Выходит, эстонец - зверь? Я - зверь? Я,
инструктор Центрального Комитета партии, - зверь?!
- Это же сказка, условность. Там есть иллюстрация, Ребятишки
повстречали медведя. У медведя доброе, симпатичное лицо. Он положительный...
- Зачем он говорит по-эстонски? Пусть говорит на языке одной из
капиталистических стран...
- Не понял.
- Да что тебе объяснять! Не созрел ты для партийной газеты, не созрел.

- Я сам не понял, - говорю, - какой-то хаос вокруг.
- Я все узнал, - сказал Быковер. Его лицо озарилось светом лукавой
причастности к тайне. - Это бухгалтер рыболовецкого колхоза - Гаспль.
Ильвеса под видом Гаспля хоронят сейчас на кладбище Мери-вялья. Там
невероятный скандал. Только что звонили... Семья в истерике... Решено
хоронить, как есть...
- Можно завтра или даже сегодня вечером поменять надгробия, - сказал
Альтмяэ.
- Отнюдь, - возразил Быковер, - Ильвес номенклатурный работник. Он
должен быть захоронен на привилегированном кладбище. Существует железный
порядок. Ночью поменяют гробы...
Я вдруг утратил чувство реальности. В открывшемся мире не было
перспективы. Будущее толпилось за плечами. Пережитое заслоняло горизонт. Мне
стало казаться, что гармонию выдумали поэты, желая тронуть людские сердца...

А как ещё может пахнуть в стране - ведь главный труп ещё не захоронен... С.Довлатов

Давай целоваться...

Оля Бакинская

С работы домой возвращаюсь устало,
сил ровно "дойти до дивана" осталось.
Вдруг вижу - в аллее целуются двое...
Так нежно! А рядом - прохожие строем.
И прямо с порога (завидно же братцы)
тебе прокричу я: "Иди целоваться!"

Вновь каждую "трещинку", каждый твой "лучик"
разглажу губами, и мне не наскучит
отыскивать новые чудо-местечки,
где мой поцелуй тебе рай "обеспечит"...
Конечно не Холмс я, и даже не Ватсон,
но тайну раскрою: "Хочу целоваться!"

Хочу поцелуем стереть все печали.
Они нас сводили, потом - разлучали...
Лишь губы к губам и все беды - вторично.
Забыты условности, к черту - приличья!
И пусть нам с тобою "давно за семнадцать"
Я нежно шепчу: "А давай целоваться..."

© Copyright: Афанасьев Сергей Сергеевич, 2014.
Список читателей Редактировать


Рассказчик говорит о том, как живут люди. Прозаик — о том, как должны жить люди. Писатель — о том, ради чего живут люди.

Как-то мне довелось беседовать со Шкловским. В ответ на мои идейные претензии Шкловский заметил:
— Да, я не говорю читателям всей правды. И не потому, что боюсь. Я старый человек. У меня было три инфаркта. Мне нечего бояться. Однако я действительно не говорю всей правды. Потому что это бессмысленно...
И затем он произнес дословно следующее:
— Бессмысленно внушать представление об аромате дыни человеку, который годами жевал сапожные шнурки...

Он ложился рано. Она до часу ночи смотрела телевизор. Он просыпался в шесть. Она — в двенадцать.
Через месяц они развелись. И это так естественно.

С. Довлатов
Клубы пользователя
Подарки
С хорошим праздником, 23 апреля 2014
С хорошим праздником
Поздравляю!
Вес На
Подкова на счастье и удачу, 18 апреля 2014
Подкова на счастье и удачу
Добро пожаловать на ЛитСайт, Сергей! Очень рад, что Вы к нам присоединились! От души желаю Вам прекрасного настроения, творческих успехов, верных друзей и всего самого доброго и наилучшего! Удачи! С душевным теплом, искренними пожеланиями добра, счастья и вдохновения, Павел.
Администрация ЛитСайта